Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:57 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
Название: Обратный отсчет
Автор: Рина Ли
Бета: Emberstone
Размер: миди, 4 530 слов
Пейринг/Персонажи: Марс/Рафаэлло, Доменико Гирарделли
Категория: слэш
Жанр: экшн, фоновый романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: подвоха Рафаэлло ждал с самого начала.
Предупреждения/примечания: мат, АУ от мафия!АУ.
Задание: В2, заложенная бомба.

Утреннее солнце скользнуло с занавесок на пол, а затем разлилось по подушке. Рафаэлло сопротивлялся ему минуту или две, но сон не шел. В этом была своеобразная ирония: неизменно тяжело было вставать по утрам с понедельника по пятницу, но в субботу не удавалось проспать даже до звонка будильника.
Рафаэлло зевнул и распахнул глаза.
Марс еще спал. Он лежал, уткнувшись лицом в подушку, а его рука покоилась на бедре Рафаэлло. Даже во сне Марс хмурился и беззвучно шевелил губами: наверное, раздавал команды на каком-то поле боя. Чуть улыбнувшись, Рафаэлло аккуратно сдвинул его руку на кровать и встал.
Когда он вернулся обратно с чашкой чая, Марс уже сидел в постели с ноутбуком и недовольно смотрел на экран. Он ненавидел ранние пробуждения, и Рафаэлло это хорошо знал, но безделье Марс ненавидел еще больше. Каждый раз, когда Рафаэлло пытался отвлечь его от работы больше чем на день, происходила, по словам Марса, очередная херня. Она могла выражаться во внезапных выстрелах из-за угла, во взбесившемся медведе в мирном лесу для прогулок или в неожиданной автомобильной аварии — вариантов было множество. По итогам Марс удовлетворенно хмыкал и говорил что-то в духе: «Я так и знал», но на следующую попытку прервать рутину все равно соглашался. Пусть и после долгих уговоров.
— Что нового? — поинтересовался Рафаэлло и устроился рядом с ним, подобрав под себя ноги. Где-то поблизости замяукал кот.
— Гирарделли написал, — не прекращая хмуриться, сообщил Марс. Рафаэлло искоса наблюдал за тем, как солнце подсвечивает его профиль, и с трудом вслушивался в слова. — Предлагает встретиться, обсудить подробности.
— Гирарделли? — рассеянно переспросил Рафаэлло. Слова ускользали от внимания, пока он наблюдал за бегающими по клавиатуре пальцами Марса.
— Тот итальянец, — напомнил тот, не поворачиваясь к нему. — Мы виделись с ним на прошлой неделе. Улыбается много, — Марс поморщился и, сдвинув ноутбук, потянулся.
Рафаэлло облизнул губы и кивнул.
— Конечно, — согласился он. — Помню. Улыбчивый.
Имя Гирарделли по-прежнему ему ни о чем не говорило, но задравшаяся футболка не скрывала перекатывающиеся мышцы Марса.
Тот фыркнул и захлопнул крышку ноутбука. Рафаэлло, моргнув, пришел в себя.
— Извини, — пробормотал он и отвел взгляд. — Ты говорил о…
— О Гирарделли, — повторил Марс. — Парень из Фриско.
В этот момент Рафаэлло вспомнил.
С Гирарделли они обедали в прошлый вторник. Марс называл его «итальянцем», но родился он, насколько Рафаэлло знал, в Штатах. Это был высокий мужчина лет тридцати, дружелюбный и спокойный. Светло-русые волосы и синие глаза контрастировали с загорелой кожей, а уверенный голос — с широкими улыбками. На обед он позвал их в какое-то крохотное кафе далеко от центра, объяснив это тем, что тут превосходные бургеры. Раздражения у Марса он не вызвал, а это уже было хорошим знаком.
Тогда они немного поговорили о возможном сотрудничестве — Гирарделли возвращался из Нью-Йорка в Сан-Франциско, а несколько баров, разбросанных по городу, хотел отдать в хорошие руки.
— Они мне как дети, — смеясь, говорил Гирарделли, держа в одной руке бургер, а второй активно жестикулируя. — О вас, Форрест, я давно знаю, частенько пропускал по стаканчику в ваших барах. Никому, кроме вас, доверить их я попросту не смогу!
На этих словах он снова улыбнулся, а Рафаэлло склонился над своим салатом. Вопреки опасениям, тогда Марс даже не разозлился на такое обилие улыбок и смеха и дал слово подумать над предложением.
Разошлись они довольные друг другом — Марсу бургеры тоже понравились.
— Ты согласишься? — Рафаэлло отставил чашку на прикроватный столик и погладил Марса по руке. — Зовет в офис или сразу в бар?
— Сначала в бар, потом — в офис, — Марс пожал плечами и откинулся на подушки. — Подпишем документы, если нам все понравится.
— А потом — опять в бар, да? — снова улыбнулся Рафаэлло — в том, что Гирарделли направится туда очень охотно, он почему-то не сомневался.
Марс машинально погладил его по бедру, и Рафаэлло пододвинулся ближе.
— Скорее всего, — Марс зевнул. — Нужно посмотреть, как его переоформить, а Скиттлз снова в каких-то ебенях, — он чуть помолчал и вдруг предложил: — Хочешь, сам займись.
Рафаэлло чуть приподнял брови — такого Марс ему еще не предлагал.
— Я подумаю, — пообещал Рафаэлло и наклонился, чтобы прижаться лбом к его плечу. — Потом, хорошо?
Марс зарылся ладонью в его волосы и неторопливо начал целовать его шею.
Оставленному чаю суждено было остыть.

К бару они подъехали утром в четверг.
Стояла середина сентября, но было жарко, словно летом. Шумели машины и спешили, толкались, неслись по улицам люди, теряли свои бумаги, роняли хот-доги и разливали на асфальт горячий кофе.
Гирарделли первым вышел из машины и, дождавшись их, направился вперед. Он легко лавировал среди человеческого потока, не прекращая рассказывать что-то на ходу.
— Местечко тут неплохое, — говорил он, пока они шли по улице. Марс обходить людей не умел, поэтому расталкивал всех локтями, а Рафаэлло, извиняясь на обе стороны, спешил за ним. — Район в меру оживленный, много офисных центров, сюда часто заглядывают служащие, по пятницам вообще не протолкнуться. Шумных дискотек не бывает, но это вроде бы и не ваш профиль, Форрест? Зато внутри все комфортно, рядом с метро, хороший двор…
Он продолжал что-то рассказывать, а Рафаэлло вдруг накрыло странным ощущением. Дать ему названия он не мог, но ближайшим к нему была смутная, необъяснимая тревога. Что-то казалось не таким, неправильным, неверным; каким-то неправдоподобным был этот яркий осенний день.
Рафаэлло бросил короткий взгляд на Марса — кажется, его все устраивало. Со знанием дела он обсуждал с Гирарделли сорта алкоголя.
— Что-то не так, синьор Ферреро? — тот обернулся к нему со своей обычной легкой улыбкой. — Все ведь в порядке? — он остановился.
Марс тоже застыл и перевел на него взгляд, и Рафаэлло стало неловко.
— Все хорошо, — торопливо заверил он, стараясь не смотреть Марсу в глаза. — Пойдемте, не нужно стоять среди улицы, — он улыбнулся и сам сделал первый шаг.
Кажется, Марс что-то заподозрил — очень уж долго он не сводил с него взгляда — но затем все-таки повернулся к Гирарделли, и Рафаэлло чуть расслабился.
Своей интуиции он предпочитал доверять, но ни одной внятной причины отказываться от осмотра бара у них не было. Выставлять себя в глупом свете не хотелось.
— …а когда подпишем бумаги, — донеслось до него, — обязательно заглянем сюда, пропустить по стаканчику, а, Форрест? Восток и Запад, кто кого перепьет, как вам идея?
— Я тоже с Запада, Гирарделли, — с коротким смешком отозвался Марс. — Но за честь Нью-Йорка постоять согласен.
— Вот и здорово! — Гирарделли снова развеселился. — А синьор Ферреро напомнит мне, как пьют настоящие итальянцы? Небось виски как воду хлещет? — он приостановился и шутливо ткнул Рафаэлло в бок.
— Я не пью, к сожалению, — сдержанно улыбнулся Рафаэлло. — Но с удовольствием составлю вам компанию, синьор Гирарделли.
— Ответ настоящего итальянца! — одобрил тот, а затем свернул куда-то.
Через секунду он уже открывал потертую дверь бара с изображенным на ней самолетом.
Рафаэлло глубоко вздохнул.
Тревога никуда не делась, но что с этим делать, он по-прежнему не знал.

Они вышли из бара спустя полчаса. На месте Гирарделли все-таки не утерпел и предложил Марсу продегустировать какой-то потрясающий сорт пива, а тот не стал отказываться. Пока он показывал помещение и описывал все его преимущества, Рафаэлло ощущал, как тревога закручивается внутри в тугой канат, а затем раскручивается маленьким торнадо.
Когда Гирарделли пригласил их в свою машину, Марс не стал долго колебаться.
— Не садиться же нам потом самим за руль, а, Форрест? — рассудил Гирарделли, и Марс, хмыкнув, согласился с ним кивком.
Всю дорогу до офиса Гирарделли болтал о каких-то мелочах, а Рафаэлло невольно осматривался. В глаза бросился освежитель воздуха в виде самолета, и даже куртка самого Гирарделли напоминала летную. Улучив момент, он поинтересовался:
— Синьор Гирарделли, вам нравятся самолеты?
По лицу того пробежала тень, но через мгновенье он снова улыбался.
— Вы очень наблюдательны! Да, у меня даже был свой самолет, и когда-то мне очень нравилось на нем летать, а затем… — он снова чуть помрачнел. — Затем летать разонравилось, а самолеты все еще нравятся. Впрочем, ни к чему нам эта тема, — он усмехнулся, но как-то невесело.
— Вот как, — вежливо покивал Рафаэлло.
В чем было дело, он не понял, но расспрашивать, скорее всего, не стоило.
— Ненадежно это, — буркнул Марс вдруг, и на этом беседа оборвалась.
Оставшийся путь до офиса они проделали в молчании.
Здание располагалось ближе к предместьям города, было четырехэтажным, но приземистым и вытянутым. Вокруг был внушительных размеров двор с живой изгородью, а к входу вела мощеная плиткой дорожка.
— Арендовал его на несколько лет, пока работал тут, — пояснил Гирарделли, ведя их вперед. — Оформляй я его сам, сделал бы все иначе, но увы, — он пожал плечами.
Тревога вновь начала сдавливать изнутри, как только Рафаэлло прошел через ворота. Гирарделли все говорил и говорил, а Марс по-прежнему отмалчивался — кажется, он тоже начал что-то ощущать. Рафаэлло пытался поймать его взгляд, но ничего необычного в нем разглядеть не мог.
Возможно, он просто ошибался.
— Ну, господа, — Гирарделли распахнул дверь своего кабинета и пропустил их вперед. — Мы на месте! Присаживайтесь, сейчас достанем бумаги и наконец-то покончим с этими формальностями.
Рафаэлло сдержанно улыбнулся в ответ и скользнул на предложенный стул справа от Марса. Выпрямив спину, он быстро огляделся — помещение большое, дверь одна, легкая, выбить труда не составит. Четвертый этаж, до лестницы или лифта — пара минут ходьбы. Укрыться при стрельбе — только за широким столом или за диваном в углу.
Марс с короткой усмешкой кивнул Гирарделли и развалился на своем стуле.
— Я тоже, — заверил он и извлек из кармана пачку сигарет. — Не против?
— Нет-нет, что вы, — Гирарделли махнул рукой и скрестил руки на своем столе. — Ну, Форрест, что вы все-таки скажете? — он выжидающе на него посмотрел.
Рафаэлло сделал глубокий вдох: до того, как что-то произойдет, оставалось совсем немного времени. Он не знал, что это будет, по пути подозрительными казались окна, стены, мебель и все проходящие мимо люди; даже умывавшийся в углу кот заставил напрячься. Подвоха можно было ждать отовсюду, и Рафаэлло невольно порадовался, что их в кабинете всего трое. Но в коридоре — и это было намного хуже — стоял целый отряд охранников, а их людей не было нигде поблизости.
Возможно, им все-таки не стоило так доверять Гирарделли.
— …минутку, я покажу вам нужную схему, подождите, Форрест… — Гирарделли отвернулся и наклонился к ящикам своего стола.
Рафаэлло бросил быстрый взгляд на Марса и, потянувшись, коснулся его пальцев.
«У меня дурное предчувствие».
Марс покосился на него и сжал его руку в ответ.
«Прорвемся».
— Вот, Форрест! — Гирарделли обернулся и вдруг усмехнулся. Рафаэлло торопливо отдернул ладонь. — Синьор Ферреро, может, тоже хотите взглянуть?
— Конечно, — Рафаэлло привстал и в ту же секунду отпрянул обратно.
В этот момент за дверью послышались выстрелы.
«Началось», — обреченно подумал Рафаэлло. В то, что все будет иначе, он попросту не верил.
— Ч-что?! — вскрикнул Гирарделли и потянулся за оружием. — Какого черта, Форрест?!
— Сдали тебя! — рыкнул Марс — дернув Рафаэлло за руку, он уже ринулся за диван. Пространство между ним и стеной позволяло укрыться им обоим, а в следующее мгновение в кабинет ворвалось полдесятка людей.
Несколько человек они уже встречали в коридоре — личная охрана Гирарделли, тренированные, опытные бойцы. Большая часть из них уже валялась без движения в коридоре.
Остальных Рафаэлло не знал. Строить версии и догадки было некогда, очевидным оставалось одно — проблема оказалась все-таки не в Гирарделли. Тот мог переступить дорогу кому-то более влиятельному и теперь расплачиваться за это, но задумываться Рафаэлло не стал.
Вместо этого он пригнул голову и пальнул несколько раз почти наугад. Плюс был один — тревога пропала, рассеялась. Теперь он точно знал, чего стоит ждать, а с оружием в руках он всегда чувствовал себя намного увереннее.
— Блядские ублюдки, — прошипел Марс, подстреливая одного из ворвавшихся, а затем — следующего.
Рафаэлло снова пальнул и посмотрел на Гирарделли — пока что жив и отстреливается, успел спрятаться за столом.
В широких дверях коридора толпились неизвестные налетчики и трое оставшихся в живых охранников. Рафаэлло стрелял, не успевая переводить дыхание, и Марс слева от него действовал точно так же. Краем глаза Рафаэлло поглядывал на Гирарделли — стрелял он не так плохо, как можно было ждать. Рядом с ним, прикрываясь широкими креслами, пристроились двое из его охраны. Нападавших оставалось сперва четверо, после выстрела одного из ребят Гирарделли — трое. Еще одного убил сам Гирарделли, а оставшихся двоих Рафаэлло и Марс прикончили почти одновременно.
— Валим, — скомандовал Марс и, выпрямившись, толкнул Рафаэлло себе за спину. — Живо!
Рафаэлло кивнул, не став спорить. Остановившись на секунду, он обернулся к Гирарделли — тот стоял с поднятым оружием и больше не улыбался.
— Покажете дорогу, — предложил Рафаэлло и, прибавив шагу, устремился за Марсом.
Гирарделли не стал заставлять себя ждать.
Впятером они выбежали из кабинета — коридор был пуст. Марс застыл, окидывая пространство взглядом.
Рафаэлло машинально воткнул в ухо наушник и включил рацию в кармане — что-то подсказывало, что она может понадобиться.
— К лифту туда, — Гирарделли махнул рукой в нужном направлении. — Пока чисто.
— Не строй из себя супергероя, — буркнул Марс, быстрым шагом направляясь за ним. — Блядь, кто это такие вообще…
— Увы, они не представились, — с коротким смешком отозвался тот. — Стоп! — он остановился у поворота и, не выпуская пистолет из рук, окинул открывшееся пространство взглядом. — Пока что никого, но возле лестницы, наверное…
Он не договорил — воздух перед ними пронзила пуля. Она пролетела в паре сантиметров от головы Марса, и у Рафаэлло перехватило дыхание.
— Туда! — велел Марс и толкнул его к пустому коридору. Сам замер на мгновение и выстрелил; в нескольких метрах от них раздался глухой звук падающего тела.
— Неплохо, — заметил Гирарделли и хотел продолжить, но Марс что-то раздраженно рыкнул в ответ. Ребята из охраны благоразумно помалкивали, и Рафаэлло невольно улыбнулся — в бою Марс выглядел всегда впечатляюще.
Впрочем, и не только в бою.
Теперь они снова бежали: оставалось пересечь этот коридор и свернуть еще один раз, а там — по прямой до лестницы. Открытого пространства было слишком много, не спрятаться за какими-то скульптурами или мебелью, а у лестницы наверняка полно народу.
Скорее всего, налетчиков впустил сюда какой-то предатель — шума от проникновения в дом не слышал никто. Наверняка знали о том, что на переговоры приедет Марс Форрест, и рассчитывали убрать заодно и его. Личные счеты с Гирарделли или специальный заказ? Рассказывать подробности своей биографии тот не стремился — вероятно, просто не хотел нарываться на конфликт с Марсом. Но проанализировать это можно было потом, сейчас важно было наконец-то пересечь последний коридор перед поворотом, то и дело поглядывая на Марса, и обнаружить…
— Блядь, — не сдержавшись, шепотом ругнулся Марс, и они вдвоем тут же отпрянули назад.
Гирарделли с телохранителями, державшиеся чуть поодаль, мгновенно скисли.
Все пространство между лестницей и лифтом было занято незнакомыми парнями — не ребята из охраны Гирарделли. Их было больше десятка, значит, обычным путем им не прорваться никак.
— До пожарной лестницы нам… — начал Гирарделли, но договорить не успел.
Их все-таки заметили.
Снова загремели выстрелы, и Рафаэлло с бешено стучащим сердцем нырнул за огромный вазон с пальмой. Марс был поблизости в стенной нише, а Гирарделли с ребятами пропали из виду — искать их взглядом не было времени.
— Ферреро, — вдруг послышался в наушнике голос Гирарделли. — Мы в соседнем коридоре, по дороге к пожарной лестнице, но тут тоже не очень… — вновь послышались выстрелы и крики. — Вам налево и по прямой до поворота, справа стеклянные двери, и… — он не договорил.
Шум не прекращался и здесь: Марс стоял ближе к повороту и стрелял метко и быстро, но вдвоем бы с дюжиной они сейчас не разобрались.
— Вали к Гирарделли, — не оборачиваясь, скомандовал он и добавил, пока Рафаэлло не успел его перебить: — Да, блядь, и не вздумай спорить! Почистите с ним дорогу до лестницы, я подойду к вам.
— Марс, я не… — начал Рафаэлло подрагивающим от напряжения голосом, но Марс его перебил.
— Живо! — отрезал он тем тоном, с которым у Рафаэлло спорить не получалось. — На связи. И не подохни.
— Ты тоже, — шепотом произнес Рафаэлло и, мгновенье понаблюдав за его спиной, вынырнул из-за вазона и короткими перебежками направился в противоположную сторону. Не сбавляя шага, он потянулся к кнопке микрофона в кармане. — Марс? Как связь?
— В норме, — чуть раздраженно отозвался тот. Выстрелы звучали с прежней регулярностью, но говорил Марс твердо и четко — хотелось верить, что он все еще цел... — Не отвлекайся.
— Да, Марс, — прикусив губу, согласился он. — Конечно.
Отвечать тот не стал, и Рафаэлло ринулся дальше. Коридор пока был чист — до Гирарделли оставалось еще пройти несколько десятков шагов. Через пару мгновений он сам о себе напомнил:
— Ферреро, где вы? — раздался в наушнике его голос. — Я хотел вас дождаться, но к ним подходило подкрепление, их слишком много. Мы уже спускаемся на улицу, выход к лестнице снова закрыт. Есть еще одна, но она на другой стороне здания, вам нужно вернуться назад и…
Еще один путь закрыт. Рафаэлло застыл, прижавшись к стене, и попытался унять бешеное сердцебиение.
— Я без Марса, — прервал он Гирарделли. — Мне сначала нужно забрать его.
— Отзовешься, я продиктую путь, — согласился тот. Судя по голосу, он уже был в относительной безопасности. — Ферреро, только быстро.
— Конечно, — Рафаэлло попытался улыбнуться и, развернувшись, поспешил обратно.
Мысли вертелись только об одном — как там Марс. Резкое и острое чувство страха за него каждый раз вонзалось в легкие и сердце ледяным ножом. Рафаэлло никогда в жизни не боялся так за себя, но от этого полупанического ужаса избавиться даже не пытался.
— Марс? — не выдержав, он снова включил микрофон. — Что у тебя?
На пару секунд повисла тишина, а затем раздался чей-то крик. Сердце у Рафаэлло сжалось и замерло.
— Херня, — сообщил знакомый голос, и Рафаэлло вспомнил, как дышать. — Пришлось сматываться, их еще прибыло, я спустился через какой-то балкон на один этаж, а… Вот сука, — его голос стал спокойным и холодно-злым.
— Марс? — Рафаэлло помертвел. — Что случилось?
— Живо сваливай, хоть из окна прыгай, — велел Марс необычно твердым тоном. Звук его шагов в наушнике стал чаще. — Тут бомба. До детонации десять минут, сейчас я гляну, что тут за поворо… Блядь!
— Марс! — пальцы стиснули микрофон.
В наушнике загремели выстрелы. Ужас вновь прошил Рафаэлло насквозь, и он остановился, нервно завертел головой. Он слышал крики и тяжелое дыхание Марса — в бою на разговоры тот не отвлекался. Кажется, он двигался с трудом, тяжелее, чем обычно, неужели его успели…
В этот момент раздался глухой стук падающего тела, а затем — помехи. Завершилось все сухим треском пластика.
Рафаэлло показалось, что вместе с этим звуком разорвалось на сотни кусков его сердце. Колени подкосились, и он уперся рукой в стену. Мир перед глазами качался.
Первая четкая мысль пришла в голову секунду спустя, и Рафаэлло помчался вперед. Куда именно бежать, он не знал: наушник Марса вместе с маячком был сломан. Алая точка больше не мигала на электронной карте.
«Десять минут до детонации, — вспомнил он и бросил короткий взгляд на часы. — Уже девять».
Ноги несли его сами собой.
Над поворотами Рафаэлло не задумался ни на секунду.
— Марс, — сбивчивым шепотом повторял он, пробегая мимо закрытых дверей и едва не ломая пластик передатчика в руках. О том, что ему не ответят, он знал, но молчать не получалось. — Марс, отзовись, Марс, пожалуйста, Марс, ты ведь живой, все в порядке, Марс, скажи что-то, иначе я выброшу твой футбольный мяч и разрешу Ренуару спать на твоих футболках, Марс, прошу тебя…
Таймер показывал оставшиеся семь минут. Внутри снова стало холодно и остро. Если он не найдет Марса в течение пары минут, то обратно уйти они уже не успеют. Между смертью вместе с Марсом и жизнью без него выбор не стоял, но при прочих равных Рафаэлло предпочел бы выжить вместе с ним.
Наушник вдруг ожил, и сердце у Рафаэлло радостно подскочило, но тут же упало обратно. Говорил Гирарделли.
— Ферреро? — голос у него был взволнованный. — Что с вами? Какого черта, куда вы оба пропали? Мне доложили, что в здании бомба, у вас около шести минут, немедленно выбирайтесь!
На мгновенье Рафаэлло почувствовал раздражение, но срываться на Гирарделли он не имел права.
— Пытаемся, — выдохнул он и сбросил вызов.
Он ускорил бег. Марс по-прежнему не давал о себе знать. Возможно, его передатчик сломан и валяется где-то на полу, а он этого не заметил и уже ждет его где-то на нижних этажах.
А возможно, на полу валяется сам Марс.
Желательно не сломанный.
Меньше чем через минуту Рафаэлло долетел до балкона, о котором говорил Марс — стекло было прострелено, а рядом валялась пара трупов. Спускаться было невысоко, и Рафаэлло одним движением убрал пистолеты в кобуру.
Молясь, чтобы его не заметили, выскользнул из окна и пробрался по узкому карнизу до крыши балкона.
Свесившись и уцепившись за балку, он раскачался и спрыгнул внутрь.
Времени переводить дух не было — таймер показывал пять с половиной минут. Рафаэлло, вновь выхватив пистолеты, устремился вперед. Точной дороги он по-прежнему не знал, но ошибиться бы не смог.
По пути ему никто не попадался: наверное, та группа, на которую наткнулся Марс, мертва или уже ушла. Рафаэлло искренне надеялся на первый вариант: в то, что во втором случае произошло с самим Марсом, он не хотел верить.
Последний поворот он преодолел за пару секунд и еще один вскрик не сдержал:
— Марс! — тот лежал на полу без сознания, а из раны в животе, пульсируя, струилась кровь. — Господи, Марс, только держись, умоляю…
Рафаэлло рухнул рядом с ним на колени и быстро прижал ладонь к груди. Марс дышал, медленно, чуть слышно: он был жив, и билось его сердце, и стучал пульс. Рафаэлло выдохнул — второй раз за десять минут мир качался перед глазами — но Марс был жив, и его еще можно было спасти. Наскоро — времени почти не оставалось — Рафаэлло перехватил рану выуженным из кармана бинтом. Рафаэлло не донес бы его на себе до выхода за четыре минуты, и он нервно прикусил губу. Паника сдавила легкие и подступала к горлу, и он, не помня себя от страха, забросил руку Марса себе на плечо.
— Очнись, Марс, ты же можешь, Марс, пожалуйста, — еле слышно упрашивал он, таща его за собой по широким пустым коридорам. Таймер показывал три минуты, и в одиночку Рафаэлло бы добежал. Эта мысль была настолько кощунственной и абсурдной, что Рафаэлло едва не усмехнулся — в такие моменты какая только чушь не лезет в голову.
Здание, наверное, уже покинули почти все — за то время, что оставалось до взрыва, было бы непросто добраться до выхода.
Им оставалось преодолеть еще несколько коридоров, спуститься с третьего этажа и пересечь огромный холл, и на все это у них было чуть больше минуты.
— Ферреро, у вас почти не осталось времени, где вы?! — снова ожил наушник. — Мы не успеем вас забрать, что с вами, почему так долго? Вы живы?
— Живы, — заверил Рафаэлло, скрипнув зубами. — Еще немного. Мы успеем.
Гирарделли что-то еще говорил, но он уже не прислушивался, а затем отключил звук.
Идти с Марсом на плече было безумно тяжело, и Рафаэлло с трудом переставлял ноги. До лестницы все еще было очень далеко, особенно — с такой скоростью.
Он снова покосился на Марса. Признаков жизни тот проявлять не спешил, а из раны сочилась кровь.
За оставшиеся пятьдесят секунд он никогда не доволок бы его до выхода, а затем — на безопасное расстояние от здания.
Рафаэлло сглотнул. Он знал, что однажды у них с Марсом все закончится вот так, и в глубине души смирился с этим давно. Главным было умереть вместе и одновременно, и тогда все будет правильно.
Он уже почти успокоился и начал умерять шаг, когда Марс вдруг поднял голову и закашлял.
Рафаэлло это показалось самым прекрасным звуком в мире.
— Марс, ты… — быстро начал он, но договорить ему Марс не дал.
Бросив короткий взгляд на таймер, он прорычал:
— Долбоеб, — а затем, отцепившись от Рафаэлло, рванул к ближайшему окну и распахнул его настежь. — Там кусты, не подохнем. Живо! — не дожидаясь ответа, он перелез через подоконник и, свесившись на руках, полетел вниз.
Сердце Рафаэлло ухнуло вместе с ним, но выбора у него не было. Машинально пробормотав пару слов молитвы себе под нос, он последовал примеру Марса. У самой земли он оттолкнулся от стены здания и, кувыркнувшись и сгруппировавшись на лету, приземлился в одну из клумб у окна. Тут же окинул взглядом пространство, отыскивая Марса — он обнаружился в паре метров в соседней клумбе, пытающийся встать. Рафаэлло, откашливаясь, подбежал к нему и протянул руку, и через пару мгновений они уже были поодаль от здания.
Рухнуло оно через пять секунд после приземления — одновременно со звонком таймера.
Отбежать на достаточное расстояние они успели. Марс негромко выругался, и Рафаэлло сжал его руку.
Они выжили. Здание было полно мертвецов с обеих сторон, а теперь и вовсе падало обгоревшими камнями, но они остались живы. Мир в третий раз закачался у Рафаэлло перед глазами.
— Долбоеб, — повторил Марс немного устало и прижал руку к животу. Рафаэлло тут же нахмурился — белые бинты полностью пропитались кровью. — Зови Гирарделли, пусть тащат в больницу, а сам… — он не договорил — снова потерял сознание. Рафаэлло едва успел подхватить его и уложить на землю — кажется, теперь им больше нечего было бояться. Вряд ли кто-то из налетчиков остался бы тут до самого взрыва.
Спохватившись, Рафаэлло включил звук в наушнике.
— Синьо… — начал он, но Гирарделли его прервал.
— Какого черта, Ферреро! — надрывался он. — Я пытаюсь до тебя достучаться, я уже решил, что вас подорвало! Где вы?!
— Во дворе, ближе к черному выходу, Марс ранен, срочно нужен кто-то, — скороговоркой описал ситуацию Рафаэлло. — Синьор Гирарделли, я все потом объясню.
— Вы чертовы везучие засранцы, — с тяжелым вздохом отозвался тот. — Уже послал к вам ребят, сейчас полетим в больницу. Тащи его к воротам.
— Уже иду, синьор Гирарделли, — вежливо отозвался Рафаэлло и снова забросил руку Марса себе на плечо.
После того, что они только что перенесли, умереть от потери крови Марс не имел права.

На следующий вечер они сидели в кабинете Марса, а на столе стоялая открытая бутылка виски и два стакана.
— В следующий раз на переговоры мы пойдем с охраной, — заметил Рафаэлло и расстегнул рубашку Марса. Из больницы его отпустили сегодня днем, и перевязку Рафаэлло привычно взял на себя.
Марс сидел на табуретке, сгорбившись, и время от времени прикладывался к бутылке — разливать виски по стаканам он не спешил.
— Давно нужно было как-то развеяться, — после короткой паузы усмехнулся он. — Даже живы остались. И почти целы.
Он скептически осмотрел собственную рану — та выглядела лучше, чем вчера, но до полного выздоровления было еще далеко. Рафаэлло вздохнул и взял с соседней табуретки упаковку бинтов.
— Марс, — пробормотал он, покачав головой. Больше говорить ничего не хотелось — тот наверняка все понял и так. Помолчав, Рафаэлло перевел тему: — Утром звонил Гирарделли. Сказал, что перенес отлет на послезавтра, а оставшиеся бары распродаст через посредников. Ни дня тут оставаться больше не хочет.
— Не рассказывал, кто это был? — поинтересовался Марс и чуть поморщился, когда Рафаэлло начал аккуратно обматывать рану смоченными в растворе бинтами.
— Упоминал об этом, — кивнул он, поглядывая то на живот Марса, то в его глаза. — Сказал, что это его предположения и он не уверен, но недавно у него возник конфликт с одним семейством. Он не хотел им уступать что-то из своей собственности тут. Не знаю, кто это был, — Рафаэлло нахмурился, — а имен называть он не хотел. Возможно, Херши?
Предположение было глупым, но ничего логичнее придумать не получалось.
А с Херши опасно было конфликтовать.
— Идиот, — беззлобно констатировал Марс и покачал головой. — Херши, конечно, наняли кого-то, сами они лезть не будут. Пусть радуется, что жив остался.
— Он нас очень благодарил, — улыбнулся Рафаэлло, закрепив бинт. — Заверял, что без нас он давно был бы мертв, и пообещал завтра все-таки заехать с бумагами о продаже. Понизил цену на двадцать процентов.
Марс, подняв брови, присвистнул.
— Неплохо, — одобрил он. — И все?
Сумма действительно была приличной, но Рафаэлло вдруг представил в аналогичной ситуации себя. Он бы попросту подарил этот бар своим спасителям, но, наверное, именно это и подразумевал Марс под отсутствием у него деловой хватки.
— Еще он наверняка привезет виски, — рассмеялся Рафаэлло и, закончив застегивать рубашку Марса, отодвинулся. — Звал в гости в Сан-Франциско.
— Там со своими неприятностями сам разберется, — отрубил Марс и поднялся на ноги. Походив немного по кабинету, он сел обратно уже в свое кресло. — Пить будешь?
— Немного, — попросил Рафаэлло и устроился напротив. Сказать хотелось многое: после произошедшего наедине они почти не разговаривали. Все время мешали то врачи, то заботливые друзья.
— Завтра выходной, — пожал плечами тот, но в стакан Рафаэлло плеснул раза в три меньше, чем себе.
— Ты так говоришь, как будто не можешь устроить себе выходной в любой день, — тихо хмыкнул Рафаэлло. Марс ухмыльнулся в ответ, и они молча выпили. — Марс. Я… — он осекся.
Несказанные слова жгли язык, и мысль — привычная, набившая оскомину, — снова вертелась в голове.
Как-то раз они могут и не успеть.
— Говори уже, — после минутной паузы потребовал Марс и сделал еще один глоток. — Ты?
Рафаэлло поднял на него беспомощный взгляд. Хотелось сказать слишком много всего, а еще больше — объяснить, передать без слов. Вряд ли бы ему это все удалось, но Марсу никогда не нужны были бессмысленные разговоры.
— В следующий раз мы все-таки пойдем с охраной, — наконец повторил он с еще одной улыбкой и, отставив стакан, перегнулся через стол.
Марс действительно все понял без лишних слов.

@темы: Слэш, Рафаэлло, Марс, Бинго-2015, PG-13, Фанфики

Комментарии
2015-09-28 в 11:07 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
Хоррроший экшн, спасибо!

2015-09-28 в 22:58 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
KosharikWildCat, мимими! :heart:

2015-10-01 в 13:48 

Opossum-art
И пока эта сцена ненавязчиво перетекает в каннибализм, мы поговорим о бабочках ©
Сначала прочитала текст, потом задание. В итоге ничего себе не проспойлерила)))
Гирарделли просто прелесть <3 (только кажется он все-таки «Жирарделли»)) это же который Save Me San Francisco?)
Еще почитала про Херши, чтобы быть в курсе. Оказывается до шоколада он считался "карамельным королем всего Восточного побережья"))) чего-то ржу) Еще про них будешь писать? :-)

2015-10-01 в 18:22 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
Opossum-art, только кажется он все-таки «Жирарделли»))
Итальянские c и g обычно произносятся как [k] и [g] (casa, gatto), но перед гласными i и e - как [ʧ] и [ʤ] (ciao, giardino)[5]. Буква h, не имеющая собственного звука, стоящая между согласными c или g и гласными i или e, отменяет это правило, то есть звуки читаются согласно своему обычному значению (anche, spaghetti). (с) =3 К примеру, вот или вот.
это же который Save Me San Francisco?)
Он самый)) И да, он няша, и Херши тоже няша! :heart:
Еще про них будешь писать? :-)
Ну, я уже :facepalm::lol:

2015-10-01 в 18:48 

Opossum-art
И пока эта сцена ненавязчиво перетекает в каннибализм, мы поговорим о бабочках ©
Рина Ли, ты понимаешь, в чем дело, он все-таки американец, а им пох, что там лепечут себе эти итальяшки :lol: почему-то все статьи по гугь-поиску выдают "Жирарделли", оказывается это действительно какая-то мега-известная личность О_О

Ну, я уже
:ura::jump4:

2015-10-01 в 19:12 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
Opossum-art, ну тогда хотя бы Джирарделли! :lol: Звука Ж ни там, ни там нет хД Тот Жирарделли (хотя правильнее все-таки через дж) пишется как Girardelli, а наш - Ghirardelli) И он итальянец! Тт Там еще нимношка поменялось, но он сбежал из Италии в Штаты в юном возрасте)

   

Время десерта!

главная