Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:23 

Кисельный диротик

Эн_вольтованный
Сударь посереди Днепра(с)
Название: В черном-черном лесу, темной-темной ночью
Автор: Вольт
Бета: Линден
Размер: мини
Персонажи: Дирол, Тик Так
Категория: джен
Жанр: фэнтези
Рейтинг: PG
Краткое содержание: история о том, как все начиналось. Целитель Дирол в неравной борьбе с заболевшей нечистью
Дисклеймер: Конфеты и марки принадлежат своим правообладателям
Предупреждения: Кисель!АУ


— Воды! Срочно воды!
— Где священник?
— Это и есть священник!
— Целителя сюда!
Комната была набита людьми. У постели умирающего поднялась такая суматоха, что Дирол с трудом продрался к нему сквозь толпу односельчан. Бледная хозяйка суетилась у изголовья с миской воды, плакал чей-то ребенок, под ногами вертелся напуганный кот. Постель пропиталась кровью; Дирол искренне сомневался, что хотя бы капля ее осталась в лежавшем перед ним человеке.
Целитель приподнял окровавленную простыню, склонился над распоротым животом, и за спиной у него кто-то тоненько взвизгнул. Раненый схватил Дирола за руку, что-то прохрипел, дернулся и испустил дух.

Духовка — маленькая деревенька за Ежевичными Омутами. Ее с переменным успехом считали своей то Форресты, то семья Ферреро, однако и те, и другие благополучно отказались от своих притязаний, когда поблизости объявился мертвяк, и жители Духовки попросили прислать войска.
Дирол оказался здесь случайно. Он лечил в соседнем селе плесень-лихорадку, затем направился в Маркет и уже по дороге сообразил, что захватил маловато припасов в дорогу. Недолго думая, он свернул в невзрачную деревню неподалеку. Свернул — и остался.
В Духовке его услуги оказались востребованы. На деревню раз в две-три ночи нападал мертвяк. И если поначалу он калечил людей, таскавшихся в одиночку к харчевне за самогоном, то со временем распоясался и начал нападать на несколько человек. Потом — но целые семьи. Особенно пугало то, что он обучился проникать в дома. Всем жителям, а уж Диролу и подавно, было известно, что упырь не может войти в дом, если его не позвать. Духовка была охвачена таким ужасом, что после наступления темноты даже соседи не пускали друг друга в дома. А хитрый мертвец тем временем пожрал четыре семьи. Чудом выжившие рассказывали, что мертвяк выглядит так, что волосы дыбом встают: длиннорукий, с зеленоватой кожей, он перемещался на руках и ногах, которыми перебирал подобно пауку. У него была огромная пасть, полная острых зубов и такая сильная, что однажды он перекусил не то дверной засов, не то вилы — правда, чьи вилы и у кого, Дирол так и не выяснил.
Не подлежало сомнению одно: Духовку нужно было как-то спасать. Ни Ферреро, ни Форресты не спешили с помощью, а мертвяк обнаглел окончательно. Люди начали пропадать. Кого-то потом находили в лесу, но они нуждались уже не в помощи Дирола, а в услугах гробовщика. Кого-то не находили вовсе. В деревне подходили к концу запасы лекарств, а когда упырь до смерти закусал священника, ужас сменился унынием и безысходностью. Казалось, что Высшие силы отвернулись от Духовки и бросили ее на произвол судьбы.
Дирол чертыхался, зашивал раны, делал ампутации того, что уже нельзя было спасти, и не знал, что предпринять. Бросить людей он не мог: не позволяло ремесло. Оставаться в Духовке было равносильно самоубийству: мертвяк приходил каждую неделю, и Дирол понимал, что однажды в его дверь постучат вовсе не затем, чтобы позвать на помощь.
В конце концов, он вытребовал у жителей вилы, настрогал осиновых колов, набрал провизии на две недели пути и собрался к Форрестам. Там он рассчитывал отыскать Линдт. Вообще-то Дирол не жаловал ведьм. Именно они до недавнего времени прибавляли ему работы бесконечными порчами и сглазами. Но теперь у них появился такой конкурент, что Дирол наплевал на собственные антипатии. Если Линдт поддержит решение семьи Форрест и не станет вмешиваться, то, по крайней мере, подскажет парочку скучающих ведьм, которые сами рады будут развлечься и надрать мертвяку его бледную... уши.
Жители Духовки провожали Дирола так, будто он уже был трупом и самостоятельно собирался отвезти свои бренные останки на кладбище.
— Через лес быстрее езжай, вдруг к закату успеешь...
— Держись около реки, говорят, они через реку перебраться не могут.
— И молитвы читай.
— Да, постоянно читай, даже во сне.
— А лучше вообще не спи. И молись вслух.
Но по дороге Дирол читал вовсе не молитвы, хотя и ими тоже решил при случае не пренебрегать. Он читал записи деревенского старосты. Из них следовало, что шесть лет назад мертвяк сделал точно такой же набег на соседнее село Карамельное, а три года спустя выкосил подчистую все Пастилово. Дирол достал карту и соединил Карамельное, Пастилово и Духовку. Получился кривой треугольник. Видимо, мертвяк поселился где-то в середине. Дирол уставился в центр треугольника и поразился собственной глупости: как он раньше не додумался до этого?
Постоялый двор "Драже". Заброшен.


Странствующий целитель редко путешествует налегке. Но тащиться с телегой через лес, по которому бродит голодный упырь... Увольте.
А солнце клонилось к закату.
Дирол скептически покосился на свою лошадь. Их шансы выбраться к ночи из лесу были нулевыми. Даже если пустить кобылу в галоп, она скорее выбьется из сил и рухнет, и тогда придется выбираться пешим ходом...
Это случилось неожиданно. Лошадь испуганно заржала и встала, как вкопанная.
— Ну! Пошла, пошла! — прикрикнул Дирол.
Кобыла повела ушами, но с места не тронулась.
Дирол похолодел. Он вспомнил, что животные никогда не переступают след упыря и не идут дальше, если мертвец заступил им дорогу. А это значит...
Целитель еще не успел додумать страшную мысль до конца, когда произошло сразу несколько вещей.
Где-то вдалеке завыл одинокий волк.
Кобыла шарахнулась в сторону и понесла.
Солнце в последний раз осветило верхушки деревьев и село.
— Тпр-ру! — Дирол дернул взбесившуюся кобылу за поводья. Та бросалась из стороны в сторону, постоянно натыкаясь на невидимые человеческому глазу следы.
— Плясал он тут что ли?!
Лошадь остановилась, испуганно мотая головой.
— Пошла!
Она жалобно заржала и пошла кругами, оступаясь на кочках и проваливаясь в канавы. Что-то завыло, и на этот раз Дирол вовсе не был уверен, что слышит волка. Темнота стремительно сгущалась. "Их отпугивает боярышник... или шиповник? — лихорадочно вспоминал целитель, пытаясь удержаться в седле и вытащить из связки осиновых колов деревяшку побольше. — У сытого упыря раздувается брюхо, и он не может быстро передвигаться... ох, черт, это-то мне зачем..." Лошадь петляла вокруг деревьев. Стало очевидно: они заблудились. Когда надежда дотянуть до рассвета стала совсем призрачной, лошадь взвилась на дыбы и метнулась вправо, оставив своего седока на земле.
— Черт! — сдавленно выругался Дирол. И оторопел.
Перед ним лежала нога. Собственно, кроме ноги перед ним лежали два поваленных дерева, растоптанный мухомор и какие-то веточки. Нога была обута в сапог и немного обглодана. Владельца ноги Дирол не заприметил. Он взял себя в руки, понимая, что хуже уже не будет, и осторожно отполз подальше от ноги, в сторону кустов, судорожно стискивая осиновый кол и почему-то читая про себя "Краткий справочник ядовитых грибов".
И тут он его увидел.
Сначала он увидел свою кобылу. Спотыкаясь, она брела прямо на него, и целитель уже смутно надеялся подманить ее и вскочить в седло. Но она встала поодаль, в двадцати шагах. Перед ней, прямо из-под земли выбрался бледный, длиннорукий, когтистый уродец. Подвывая и утробно чавкая, он вскочил на кобылу верхом и молниеносно переломил ей шею. Та взбрыкнула в последний раз и тяжело завалилась набок. Мертвяк устроился поудобнее и, видимо, начал завтракать.
Дирол покрепче перехватил кол. Он вдруг сообразил, что это шанс. Если мертвяк нажрется, он станет неповоротливым и утратит бдительность. От своего учителя Дирол помнил: голодный мертвяк похож на умную собаку, сытый — на недалекого человека. Кроме того, упырь был весьма скромных размеров, а кобылу собрался сожрать, по-видимому, целиком.
Время шло. Мертвяк урчал и периодически коротко выл.
"Своих, что ли, зовет?" — мрачно подумал Дирол.
И поежился. Не хватало ему еще парочки уродов. А вдруг их целая стая? Или семья?
Дирол присмотрелся. Упырь и правда был мелковат. Он обошел вокруг кобылы, вспорол ей брюхо и снова завыл.
"Что ты воешь-то, дубина! — чертыхнулся про себя Дирол. — Всех волков сейчас соберешь!"
Мерзкий упырь словно учуял его мысли и принялся стенать на все лады.

Тучи разошлись. Лунный свет залил лесную поляну, труп кобылы, мертвяка и чью-то ногу. И только Дирол, скрытый от нежелательных глаз кустами орешника, продолжал красться, сжимая в руке осиновый кол, морщась от леденящего душу воя и мысленно прикидывая, что будет, если мертвяк заметит его раньше времени и...
И тут под ногой Дирола хрустнула ветка.
Упырь сразу заткнулся и заинтересованно повернул голову в сторону целителя. Его желтые глаза слабо светились в темноте.
— Ву-у-у? — вопросительно провыл он.
— Черт, — сказал Дирол и выпрямился.
Упырь отрицательно покачал головой и снова начал выть.
— Ыо-о-о... Е-еец!
— Что? — машинально уточнил Дирол.
Жрать его определенно никто не собирался. Более того, мертвяк старательно раззявил окровавленную пасть и снова затянул, на этот раз по слогам:
— Е-ец! Ыо-о-ой! У-у-уй!
Чем больше мертвяк старался, тем сильнее казалось целителю, что он пытается предложить ему что-то неприличное.
— Кому "е-ец"? Мне, что ли? — на всякий случай спросил он.
Упырь замотал головой и вдруг медленно направился в сторону целителя. Он действительно передвигался, как паук, нелепо перебирая непропорционально длинными конечностями и выворачивая их под разными углами. Это выглядело так противоестественно, что Дирол отшатнулся. Но упырь цепко схватил его за запястье холодной когтистой рукой.
— О-ол? — вопросительно протянул он.
"Кол" — осенило Дирола.
Упырь увидел человека и теперь спрашивал, чем он вооружен.
— Нет, нету кола, зачем врачу такие вещи, — убедительно произнес целитель, запихивая кол подальше в рукав.
— Хо-о-шо, — мертвец кивнул и пристально уставился на Дирола. Потом выпустил его руку и ткнул когтистым пальцем сначала целителю в грудь, а потом указал на свою глотку.
— Это ты мне рассказываешь, что меня ждет, да? Ни за что бы не догадался, — мрачно ответил Дирол.
Ситуация начинала его раздражать. Что он, даже мертвеца нормального не мог встретить? Попался какой-то... вежливый. Точно душевнобольным был при жизни.
Но мертвяк отрицательно покачал головой и повторил жест.
— Так, "я", "ты", "рот"... Что? — Дирол удивленно уставился на мертвяка, окончательно растерявшись. Ему в голову не приходило ничего путного.
Упырь указал на глаза.
— Иначе ты мне глаза вырвешь, я понял, — торопливо согласился Дирол.
Мертвяк радостно кивнул и широко раскрыл пасть. Лязгнули окровавленные зубы. Дирол невольно вздрогнул: кривые и острые, они хаотично торчали из вывороченных десен, как опята из пеньков. В горле что-то утробно хлюпало.
"Сам я, что ли, к нему в пасть должен лезть?" — не понял Дирол. Мертвяк явно ждал от него каких-то действий.
Помолившись напоследок, целитель склонился над упырем и тут же понял, чего тот добивается. Прямо из верхнего неба торчал острый деревянный обломок. Еще несколько разнокалиберных щепок выглядывали из верхней десны.
— Э-э... Ты грыз осиновый кол? — удивленно уточнил Дирол. — Мне казалось, ты не голодаешь.
Мертвяк недовольно захлюпал.
— Подумаешь, заноза... Здоровее будешь, нечего всякую падаль жрать, — не удержался Дирол.
Мертвяк закрыл пасть и красноречиво свернул себе шею.
Дирол вздрогнул.
Мертвяк усмехнулся, с негромким хрустом вернул голову на место и снова выжидательно раскрыл пасть. Дирол быстро перепрятал кол в голенище сапога и принялся за дело. Никогда еще ему не доводилось оказывать помощь упырям. Да что ему! Вообще никому из целителей. Мертвяки к ним не совались: невозможно исцелить то, что по какой-то неведомой причине никак не разлагается. Поэтому Дирол искренне мог бы собой гордиться: он совершил переворот в медицине, сам того не заметив.
С любопытством исследователя Дирол начал разглядывать распухшую десну. Она была не совсем живая и имела нежный зеленоватый оттенок.
К тому времени, как Дирол выдернул из раззявленной пасти последнюю острую щепку, в его голове созрел план. Он собирался мужественно выпалить что-нибудь вроде:
— Стой на месте, или я воткну тебе в глотку кол подлиннее! — а потом ловко выхватить из рукава вышеупомянутый осиновый кол.
Дальнейшее представлялось ему смутно. Идти пешком через ночной лес, среди волков и с вурдалаком за спиной было равносильно самоубийству.
Но блестящий план по запугиванию упыря провалился. Тот молниеносно отскочил в сторону и принялся корчить целителю отвратительные рожи.
Дирол сел на поваленное дерево, и его разобрал нервный, непрекращающийся смех.
Так плохо ему не было с тех пор, как целитель Гематоген отказался брать его в ученики.
— Перестань смеяться, — вдруг услышал он.
— Перестань кривляться, — машинально ответил Дирол.
И вскочил на ноги.
Голос был совершенно нормальный. Более того, он принадлежал ребенку, но детей поблизости не было. По близости вообще никого не было, кроме трупа лошади и...
— Ох... черт, — Дирол потрясенно уставился на мертвяка.
Черт.
Черт, черт, черт, думал он и никак не мог прийти в себя. На самом деле, нетрудно было догадаться. Это же очевидно. Мертвяк не был при жизни умалишенным, он просто был ребенком. После смерти его рост и развитие, конечно, прекратились.
Дирол знал о живых мертвецах довольно много и теперь во все глаза глядел на одного из них, не понимая, как же сразу он не догадался, кто именно ему повстречался. Тем временем упырь перестал корчиться и выпрямился, меняя облик. Пропала огромная, чуть не от уха до уха пасть, пропали когти. Вместе с человеческим обличьем к нему возвращалось и человеческое сознание. Еще пара мгновений — и перед потрясенным Диролом стоял мальчик лет двенадцати.
Он расправил залитый кровью саван, склонил голову набок, разглядывая Дирола большими желтыми, как у совы, глазами.
— Доброй ночи, целитель, я тебя узнал, — сказал он. — Я видел тебя на прошлой неделе. Спасибо, что помог. Это все сельский староста, махал своими вилами... Я не знал, из чего они сделаны.
Дирол смотрел на него во все глаза и не знал, что делать.
— Я бы к тебе не привязался, просто я сам-то их не могу достать — видел, какие у меня когтищи отрастают? А вернуть человеческие пальцы я не мог, эти деревяшки как воткнулись — только успевай восстанавливаться! — упырь шмыгнул носом и вытер его длинным рукавом.
Нужно было его убить.
— Есть знаешь как больно?
Его нельзя убить, он и так мертвый.
— Хорошо хоть осина гнилая попалась!
Мертвый, голодный ребенок.
— Ему бы вилами в рот ткнуть!
— Сколько тебе лет? — перебил Дирол.
Мертвяк осекся, а потом оскалил заостренные зубы в улыбке.
— Сто четыре года. Совсем большой, да?
— Сколько-сколько тебе лет? — Дирол вытаращил глаза и как-то незаметно для себя присел на пенек отдохнуть.
— Сто четыре года, — повторил упырь. — Меня зовут Тик Так. А тебя?

Это было самое странное знакомство в жизни Дирола, и он, конечно, упустил тот момент, когда мертвяк заговорил ему зубы.
Сначала Дирол сам заговаривал зубы мертвяку — чтобы челюсть быстрее после осины восстановилась, и чтобы упырь отвлекся и не сожрал его вместо лошади.
Потом мертвяк ненавязчиво поинтересовался, куда целитель держит путь.
Дирол постарался слиться с деревьями и тихонько исчезнуть, но упырь оказался на редкость настойчивым.
— Ну и не говори, — сказал он. — Я все равно узнаю. Прослежу вот за тобой и все.
Он показал Диролу язык.
Дирол перекрестился.
— Если тебе некуда идти, пойдем ко мне, — великодушно предложил Тик Так. — А то ты мне помог, а я тебя в лесу ночью оставлю и еще лошадь твою съем... Да, пойдем ко мне. Или ты не хочешь?
Дирол не хотел. Аргументы, один убедительнее другого, вихрем проносились в его голове.
— А я тебе палец откушу, — обиделся Тик так.
— Уговорил, — вздохнул Дирол.

— Почти пришли! — радостно оскалился Тик Так. — У меня дома хорошо, тебе понравится!
— Не сомневаюсь, — пробормотал Дирол, запнувшись об очередное поваленное дерево.
Темень была непроглядная, и только белое пятно мертвячьего савана указывало целителю путь.
— У меня там хорошо, а тут волки живут, и всякая дрянь околачивается...
— Я заметил, — Дирол мрачно покосился на своего спутника.
Спутник тащил за хвост дохлую лошадь Дирола и весело насвистывал.
Естественно, ни один волк к ним и близко не подходил.
— А утром ты дальше пойдешь, да?
Дирол кивнул, благоразумно умалчивая о цели своего путешествия. Ею была ведьма, способная изжить мертвяка со свету, и Тик Таку вряд ли могло это понравиться.
— Вот! — Тик Так сделал широкий гостеприимный жест свободной рукой.
— Где?
— Да вот же!
Дирол присмотрелся: действительно, из чащи леса на него смотрели два неприветливых, слепых, заколоченных окна. Это был заброшенный трактир. Плющ полз по его стенам на крышу и распускался там бледными, светлыми цветами.
— Красотища же, — Тик Так улыбнулся, оставил лошадь у порога и прошел в дом прямо сквозь дверь.
Дирол обернулся. У него оставалась последняя возможность уйти. Он даже подумал, что можно отделаться от упыря, раз тот такой принципиальный и не жрет оказавших первую помощь целителей. Да, вот сейчас можно вернуться к тропе...
Дирол замер.
Из чащи леса на него приветливо смотрели четыре волчьих глаза.
— Ты там уснул, что ли? — донеслось из трактира.
— Засов-то отопри! — Дирол вцепился в тяжелую дверную ручку.
Дверь поддалась, и целитель ввалился внутрь, тут же захлопнув ее за собой и привалившись для надежности.
— А я не запираюсь, — Тик Так развел руками. — Ты чего какой?
— Волки пришли, — мрачно сообщил Дирол.
— Как пришли, так и уйдут, — оскалился Тик Так. — А ты располагайся, там вон кровать стоит, где-то даже вино есть до сих пор... Мне-то его не надо.
— Мне тоже, — проворчал Дирол.
Этого еще не хватало.
— Только к вечеру уйди, я очень голодный проснусь.
— У тебя лошадь есть, — напомнил Дирол и все-таки отошел от двери.
Тик Так задумчиво кивнул.
— Лошадь есть... ты-то ближе окажешься.
И просочился сквозь пол.
— А? — слабо сказал Дирол.
За стеной тут же с готовностью завыли волки.
— Они к тебе не придут! — завопил из-под пола мертвяк. — Ты бы сам пошел сюда?
— Никуда бы я не пошел! — рявкнул Дирол.
— Вот и не ходи! Лежи и спи!
Дирол завернулся в плащ и прошел к дальней стене. Опустился на кровать и задумался. Что делать, он решительно не знал.
— Спокойной ночи, — донеслось из-под пола.
Целителю показалось, что Тик Так над ним все-таки издевается.
— И тебе доброго утра! — сказал он вытертым доскам и растянулся на кровати.
Шло бы все к черту, в самом деле.
Упыри, волки... Лошадь — и та окочурилась. Кто так деревни спасает?
— Вниз не ходи, у меня тут могила! — вдруг оживился упырь.
Но Дирол уже проваливался в тяжелый, нездоровый сон. Ночные события давали о себе знать: в относительной безопасности тут же навалилась усталость.
— Нужна мне твоя могила... — пробормотал он, натянул плащ на голову и отключился.

Тик Так помотал головой. Живое человеческое дыхание отчетливо доносилось до него через деревянный настил и каменную надгробную плиту. Тело постепенно обретало способность чувствовать. Чувствовать оно умело две вещи: голод и холод.
— У меня есть лошадь, — твердо сказал сам себе Тик Так.
— Не разговаривай сам с собой, — добавил он спустя некоторое время.
Перевернулся на левый бок, задев локтем крышку, и закрыл глаза.

@темы: Тик Так, Фанфики, Кисель!АУ, Дирол, PG

Комментарии
2013-07-11 в 14:03 

Opossum-art
И пока эта сцена ненавязчиво перетекает в каннибализм, мы поговорим о бабочках ©
Наконец-то оно здесь, одним куском! можно еще пару раз перечитать! :heart: :-D

2013-07-11 в 14:22 

Ассорти-анон
О’Райли
Интересненько, но слегка пугающе.

2013-07-11 в 21:57 

Линнел
Time to realize
как трогательно, а? "У меня лошадь есть". Я прямо прослезилась))))
Дирол как всегда прекрасен! Впрочем, профи - он и в фэнтези профи)

2013-07-11 в 23:17 

Эн_вольтованный
Сударь посереди Днепра(с)
Opossum-art, да-а)) отбетили уже давно, таки пнул себя переправить и донести))
Ассорти-анон, спасибо)) рад, потому что хотел, чтобы так получилось. Все-таки упырь он и есть упырь, даже в няшном фандоме))
Линнел, Тик Так трогателен в любом виде=3 это у него кавайный элемент такой, чтобы не совсем страшный был))

2013-07-11 в 23:19 

Линнел
Time to realize
Эн_вольтованный, это он в душе добрый ребенок, даже если упырь))))

2013-07-22 в 23:31 

Синьки
В смысле осмысления смысла бессмысленность тоже имеет определенную осмысленность.
Дирол не хотел. Аргументы, один убедительнее другого, вихрем проносились в его голове. — А я тебе палец откушу, — обиделся Тик так. — Уговорил, — вздохнул Дирол. Оно шикарно!XDD
Атмосфера, конечно, местами пугающая... С появление Тика накал то возрастает *все же упырь, да еще и голодный*, то убывает *благодаря милашному поведению мальчика и мрачным шуткам автора* Конец требует продолжения!)))
Буду ждать очень-очень^^

2013-07-23 в 00:19 

Эн_вольтованный
Сударь посереди Днепра(с)
Синьки, спасибо! с продолжением подумаем, как только накал с ФБ спадет))

   

Время десерта!

главная