22:56 

Ассорти-анон
О’Райли
Название: Спецкурс
Размер: драббл
Пейринг/Персонажи: Конфеткин, его сокурсники, Чернов
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: воспоминания о лете в ожидании преподавателя спецкурса
Дисклеймер: Конфеты и марки принадлежат своим правообладателям.
Предупреждения: вбоквел к пионер!АУ, не бечено

Студент второго курса Рафик Конфеткин сидел в самом углу кабинета и тщательно заштриховывал горизонтальными линиями собственноручно нарисованную на внутренней стороне тетрадной обложки большую латинскую букву «Т». Еще четыре нарисованные одна поверх другой буквы ждали своей очереди. Чем только студенты не занимаются, пока ждут преподавателя, который еще неизвестно придет – не придет. Желейный качался на стуле, Метелица и Чародейка вполголоса трепались о парнях, а больше никого и не было. Основная часть их группы записались на спецкурсы по немецкому или английскому, дополнив, таким образом, вместе с основным французским свой языковой багаж до наиболее популярной тройки. Предложенный итальянский своим вниманием почтили пятеро. Жека Желейный, которому было в общем-то все равно, пары по какому языку прогуливать, ткнул при выборе спецкурса наугад. Белла Метелица и Ольга Чародейка какими-то своими путями узнали, что преподавателя на этот спецкурс еще не нашли и вряд ли найдут, и сделали свой выбор, нисколько не скрывая желания провести время за болтовней о парнях и фантиках, отсутствующий на данный момент Гена Гематоген как всегда стремился к исключительности. Отсутствовал он, кстати, по уважительной причине – пошел в деканат за последними новостями о судьбе спецкурса. И Рафик Конфеткин собственной персоной. Когда у всех спрашивали о причинах выбора спецкурса, он отговорился заготовленной фразой о необходимости разнообразия предлагаемых им его будущим ученикам возможностей изучения иностранных языков. Не сообщать же деканату, что он хочет знать значение произнесенных шепотом слов, тогда, за украденные у коротких июльских ночей часы, там, под расчерченным Персеидами августовским небом. Он подозревал, конечно, что звучащие в нем летним эхом слова вряд ли найдутся в больших пыльных словарях, но не делать ничего и просто ждать следующего лета он не мог. Как не мог забыть. Он, Раф Конфеткин – не мог. А вот тот, кто остался… Мало ли что может случиться зимой. Мало ли что может измениться…
Раф медленно провел указательным пальцем по своему рисунку. Хаотичное на первый взгляд переплетение линий на самом деле было словами, единственными, значение которых Раф знал точно, и именно их он слышал чаще всего - когда приходил в себя под горячими прикосновениями пальцев, под обжигающим властным взглядом. Поэтому он был уверен, что на следующее лето он вновь отправится в тот же лагерь и задаст вопрос, один-единственный вопрос – что же им двоим делать. И не позволит отвлечь, заворожить себя заморской речью, после этого курса он сможет хоть немного продержаться и не таять в этих dolce, bello, il mio cuore*, дурманящих его даже сейчас.
Раф склонился над тетрадью еще ниже, чтобы его пылающие румянцем щеки не привлекли внимания заскучавших однокурсников. Но как раз сейчас им не было дела до погружающегося в свои мысли и воспоминания Конфеткина. На лице мелькнувшего в дверях Гематогена встрепенувшиеся второкурсники прочли всю интересующую их информацию, и она была неутешительна. Подтверждая ее, Генка прошипел в аудиторию «Прислали-таки какого-то хрыча» и уже громко – невидимому пока преподу: «Мы здесь, все, кто записался».
Задумавшийся Рафик пропустил и то, как от одного взгляда в сторону коротко кивнувшего в знак приветствия преподавателя захлебнулись воздухом Метелица и Чародейка, и как Желейный клацнул об пол ножками стула за компанию с челюстью, и как Гематоген торопливо уселся на свое место и принял вид сосредоточенный и внимающий. Очнулся он от тычка локтем в бок. Вырванный из своих грез, он возмутился, но сидящая рядом Метелица оборвала его восторженным шепотом: «Зацени, какого лапочку нам прислали!» и показала взглядом в сторону доски. Все еще возмущенный Конфеткин машинально посмотрел и застыл. Не. Может. Этого. Быть… Но это было, было и в подтверждение прозвучало:
- Buon giorno. Cominciamo la lezione con verifica delle conoscenze**, - и прозвучало так, что девицы едва не упали в обморок.
Ни взглядом, ни жестом, ни словом...
Пока преподаватель задавал вопрос Генке, пока писал что-то на доске, пока девицы спешно осматривали себя в зеркальца, Раф пытался хоть что-то сделать с внезапно пересохшим горлом и рассеянно скользил взглядом по столу и партам, по доске, по откладывающему в сторону журнал посещений их группы преподавателю. По рукам, развязывающим вытащенную из портфеля папку. Перевязанную широкой лентой. Алой лентой. Той самой…
Раф закусил губу, сдерживая стон.
Ни взгляда, ни жеста, ни слова.
Ничего лишнего.

* -Яндекс-перевод сообщил мне, что так выглядят "Сладкий, прекрасный, сердце мое"
** - а так - фраза "Добрый день. Начнем занятие с проверки ваших знаний"

@темы: Слэш, Ронднуар, Рафаэлло, Пионер!АУ, PG-13, Фанфики

Комментарии
2013-05-28 в 22:45 

Синьки
В смысле осмысления смысла бессмысленность тоже имеет определенную осмысленность.
Рафик, конечно, убил XDDD Слава Азе, это продержалось не долго)))
И это просто ааааааааа! Особенно конец... Мммммм!!!

2013-05-29 в 17:08 

Рафик да, он такой)))
Спасибо)))

URL
     

Время десерта!

главная