22:51 

Ассорти-анон
О’Райли
Размер: драббл
Персонажи: Марсик, Риттер
Категория: джен
Жанр: опять недо-ангст
Рейтинг: G
Краткое содержание: история, рассказанная Нутеллой, с другой стороны
Дисклеймер: Конфеты и марки принадлежат своим правообладателям.
Предупреждения: вбоквел к пионер!АУ, не бечено

Марсик после случившегося замкнулся, перестал заливисто смеяться над шутками школьных приятелей и даже приобрел среди них плохую репутацию зануды и заучки. Потом и вовсе сменил школу, но в новой ничего не изменилось - он учился, тренировался, собирался в техникум, а после армии - в институт. Все так и вышло, с небольшими изменениями. Или большими - это как посмотреть. В армии к смышлёному сдержанному парню обратились серьезные люди и сделали предложение, от которого невозможно отказаться. Да и какой дурак откажется от предложения послужить Родине в рядах Комитета? Марс (его уже никто не смел называть Марсиком) дураком не был и не отказался. Через несколько лет в молодом человеке с тяжелым не по годам взглядом мало кто узнавал когда-то мягкого и улыбчивого Марсика. Отношения... Отношения были, но каждый раз заканчивались расставанием, которые Марс организовывал также блестяще, как и другие свои операции. Любовь... А что любовь? Она не входит в список профессионально важных качеств, и ей не было места в жизни Марса Рощина. Была работа, с каждым годом все серьезнее и ответственнее, и Марс каждый раз оказывался на высоте. Свое назначение куратором заведующего лагерем "Красный Октябрь" он внутренне воспринял как последнюю проверку себя и приложил все усилия, чтобы детский лагерь был не просто образцовым, а идеальным.
Во всех смыслах.
***

Благими намерениями…
Солгать во благо легко, если верить – правда не пойдет на пользу. Так решил тот, кто сообщил врачам из прикрепленной к детскому лагерю скорой, о коме, а после и кончине Риттера. Сказал вроде бы в сердцах, только чтобы поменьше шлялись вокруг и не тревожили замотанных врачей глупостями, какая любовь, вы о чем, а с пациента хватит и посещения ближайших родственников. Вот только пользы не вышло – неосторожные слова стали известны не только своим. История обросла подробностями и стала превращаться в одну из тех городских легенд, что дети рассказывают друг другу, когда вечером заберутся под одеяла, а их родители смущенно или же с возмущением учитывают, решая, куда детей отправить на лето. Лето, кстати, в лагере не задалось – ни это, ни последующие. Все чаще стали заговаривать, что лучше вообще закрыть лагерь, а через несколько лет, если ситуация не изменится, и вовсе снести или перепрофилировать. Не имело уже значения, что Риттера из их маленькой больницы отправили не в морг, а в другую больницу, с более качественным и современным оборудованием, а после – еще в одну. Не имело значения, что он вернулся в свой город живым и даже почти здоровым и в его классе никто даже не догадывался, что с ним было летом – однажды сказанное отзывалось не раз, меняя не одну судьбу.
Риттер терпеть не мог, когда на него смотрели. Каждый раз, когда взгляд, любой взгляд, задерживался на нем дольше секунды, он цепенел и больше всего на свете желал провалиться сквозь землю. Поделиться своей бедой было не с кем. Как объяснить, что от каждого он ждет злорадного или презрительного «А, это ты – тот, который…». Он менял классы и школы, безумно радовался частым переездам и экспериментам матери над его внешностью, но помогало все недолго. Как бы он не выглядел, как бы ни старался вести себя как другой человек – внутри он оставался все тем же Риттером, испуганным до паники и желания скрыться куда угодно от препарирующего внимания внезапно такой жестокой толпы. Когда его родители решили попытать счастья за рубежом, он уже перегорел и отнесся к переезду в ближайшее, а после – неожиданно - и в дальнее зарубежье гораздо спокойнее, чем сам от себя мог ожидать. Какая разница куда, если везешь с собой себя так и не изменившегося и ничего не забывшего. Может быть, именно поэтому он и избежал очарованности заграницей, которая весьма быстро сменялась у его вырвавшихся из-за железного занавеса соотечественников на жестокое разочарование. Может быть, благодарить Риттеру нужно было родителей, которые, при всей своей родительской на нем помешанности никогда не стремились залезть к нему в душу слишком глубоко и позволяли ему пробовать и экспериментировать, оставаясь при этом всегда на расстоянии зова. Может быть, нужно было сложить все это вместе и добавить в верной пропорции удачи, чтобы получилось то, что получилось – предложение от спортивного менеджера, принятое не смотря на опасения родителей о его здоровье, хорошие показатели, контракты один за одним, звучное прозвище. Он натренировался выдерживать жадные взгляды и слова репортеров. Он стал узнаваем, затем известен и даже знаменит. Он нравился многим, но ни с кем ничего не получалось. Резко возросший уровень внимания едва вновь не превратил его в дрожащего мальчишку, не смеющего посмотреть на окружающий мир, но Риттер, к своему огромному облегчению, почти сразу осознал – интересен не он, всем этим поклонникам и поклонницам интересен преподнесенный тщательно продуманный менеджерами и специалистами по связям с общественностью образ. И успокоился.
Почти.
Память не желала оставлять его в покое, иногда так предательски остро подбрасывая воспоминания – звездное небо далекой сейчас северной страны, трава, щекочущая голые ноги, если бежать не слишком быстро, тот, кто понимал его с полуслова, полувзгляда... Лекарства не было, однако Риттер нашел что-то очень на него похожее – прогулки там, где его никто не знал, а окружающие лишь улыбались в ответ на приветствие, скользнув по нему взглядом, и не стремясь к продолжению знакомства, шли по своим делам дальше.
Всем, кто его спрашивал, он описывал свою жизнь как идеальную.
***

Марс Рощин справился с заданием как всегда прекрасно и оптимальным способом. Желающее поощрить его начальство он поблагодарил, но от удлиненного отпуска отказался. Вместо дней, когда ему придется искать себе хоть какое-то занятие, чтобы не пялиться в прострации в потолок, он попросил новое задание.
Он не ожидал, что для его выполнения придется выехать за границу. Не ожидал, что придется побродить по маленьким малонаселенным старинным городкам. Не ожидал, что Земля на самом деле такая маленькая, и встреча, самая неожиданная в его жизни невероятная желанная встреча состоится через неделю.

@темы: Фанфики, Риттер Спорт, Пионер!АУ, Марс, Джен, G

Комментарии
2013-05-29 в 19:49 

Синьки
В смысле осмысления смысла бессмысленность тоже имеет определенную осмысленность.
Это прекрасно, автор...

2013-05-29 в 21:22 

:shame:
Спасибо)))

URL
   

Время десерта!

главная